Убивать насекомых

Многие люди полагают, что я стал вегетарианцем, а потом и веганом из любви к животным. Это распространенное понимание вопроса, но, как я уже писал раньше, это не соответствует действительности. По сути, правда состоит в обратном. Мое сочувствие к животным развилось только после того, как я произвел эти изменения в питании.

И переход к вегетарианству в 1993 году и затем переход к веганству в 1997 году начались для меня с 30-дневной пробы. Я предпринял их в основном из любопытства, а потом сохранил эти изменения из-за полученных физических и интеллектуальных преимуществ, особенно интеллектуальных.

Развитие сочувствия к животным

В какой-то момент на этом пути улучшений в питании я заметил, что начал относиться с большим сочувствием к животным. У меня нет домашнего питомца, но с каждым годом я ощущаю все большую и большую соединенность с животными.

Несколько лет назад я перестал покупать кожаные изделия, такие как ремни и обувь. Вместо этого я купил альтернативные изделия в магазине Vegan Essentials. Они были немного дороже, но я не мог больше оправдывать покупку изделий, вносящих свой вклад в страдание животных. К своему удивлению, я заметил, что эти продукты на самом деле экономили мне деньги, поскольку они значительно долговечнее. Мои кроссовки, сделанные без причинения вреда животным, хорошо служат мне уже годы - не могу поверить, что они все еще в хорошей форме. Раньше таких кроссовок хватало мне примерно на шесть месяцев, на двенадцать, если я тянул с покупкой новых.

Трудно совершенно не быть причастным к страданию животных, поскольку оно так сильно переплетено с жизнью современного общества. Я слышал, что даже при изготовлении ящиков для упаковки фруктов и овощей используется клей животного происхождения. Продукты личной гигиены, такие как шампунь и мыло, обычно содержат компоненты, полученные из животных. Последнее время я предпочитаю изделия от производителей, не наносящих вреда животным. Человек делает все, на что способен. Улучшение всегда возможно, совершенство – нет.

Теперь, после того как я стал сыроедом, со мной происходят другие изменения, касающиеся сочувствия живым существам. Я действительно этого не ожидал. На этот раз это гораздо сильнее.

Я начинаю чувствовать то же самое, что я испытываю к животным, по отношению к насекомым.

Убивать насекомых

Когда я был ребенком, я никогда не считал насекомых стоящими большого внимания. Для меня они были похожи на бессмысленных маленьких роботов. По сравнению с ними я был богом, поэтому, конечно, я мог с ними обращаться, как мне того хотелось. Они не имели значения. По крайней мере, именно так я узнал об этом у других людей.

Когда мне было около десяти лет, я часто брал увеличительное стекло и с помощью солнечного света просто для развлечения поджаривал муравьев на заднем дворе. Мне казалось, что они здорово лопаются и дымятся. Я никогда не испытывал к ним сочувствия.

Потом я коллекционировал насекомых и сажал их в банки - я научился этому у соседского мальчишки. Я хранил коллекцию банок с жуками в своей комнате. Когда какое-нибудь насекомое погибало, я всегда мог найти еще ему на замену. Они были там просто ради моего развлечения.

Став взрослым, если только я в своем доме находил насекомых, то, конечно же, их убивал. Я давил или травил их. Они были неприятностью, и убить их было самым практичным способом справиться с ней.

Предчувствие перемен

Несколько лет назад мы с Эрин жили в местности, которая была наводнена сверчками (Канога Парк, Калифорния). Ночью в окрестностях нашего дома их было слышно повсюду. Я всегда опрыскивал участок вокруг дома, чтобы не давать им проникать внутрь, и часто давил их, когда они оказывались внутри.

Кто-то рассказал нам, что в Азии, особенно в Китае, считается, что сверчки приносят удачу. Не знаю, действительно ли они приносят удачу, но пока до переезда в Лас-Вегас в 2004 году мы жили в этом доме, с финансами у нас было все очень неплохо.

В это время я много занимался медитацией и ведением дневника, пытаясь повысить свою осознанность и восприимчивость. В какой-то момент я стал работать над углублением чувства соединенности с другими живыми существами. Я попробовал создать ментальную связь со сверчками и попросил их перестать так громко стрекотать по ночам. К моему удивлению они действительно перестали. Я ходил снаружи и слышал сверчков везде в окрестностях, но у нашего дома было все до странности тихо. Я снова повторил эксперимент через несколько недель, и это снова сработало. Однако у меня не было такой системы убеждений, которая могла бы действительно объяснить это. Это было для меня немного чересчур, поэтому я не смог убедить себя продолжать эксперимент. Я прекратил его и вернулся к ядовитому спрею. Я был не готов к такому скачку.

Вскоре я поговорил со старым другом, тоже веганом, и он сказал мне, что совсем перестал убивать насекомых. Я с уважением отнесся к его выбору, но это показалось мне уже чрезмерным и непрактичным. «Что ты делаешь, если муравьи атакуют твою кладовку?» – спросил я. Он сказал, что делает дорожку из сахара или чего-нибудь сладкого, чтобы выгнать их, и, в конце концов, они уходят. Он отказался убивать их. На меня произвели впечатление его этические принципы, но я не считал, что сам могу жить в соответствии с такими стандартами.

Следующие несколько лет я испытывал внутренний конфликт относительно убийства насекомых. Я все же убивал их, когда видел, но также чувствовал странную соединенность с ними.

Голова или сердце

Вскоре после того, как я стал сыроедом, эти ощущения стали намного острее. Сыроеды часто говорят о том, как сильно возрастает интенсивность эмоций с переходом на сыроедение. Поверьте, это не шутка! Эмоциональный отклик, бывший едва различимым, становится ярче и яснее, поэтому его сложнее пропустить мимо внимания. Человек вынужден обрабатывать его. Думаю, это одна из причин того, что у многих людей после перехода на сыроедение происходят большие перемены в карьере, отношениях и духовной жизни.

Я заметил, что когда в начале этого года я убивал насекомых, например, таракана, которого я обнаружил в гостиной (тараканы – очень распространенное явление в Лас-Вегасе), я чувствовал, что желудок завязывается узлом. Разум говорил мне, что убивать насекомых - это по-прежнему соответствующий образ действий, но сердце все громче и громче кричало: «Это неправильно, неправильно, неправильно!»

Иногда я не трогал какое-нибудь насекомое. Сначала я пытался оправдать это интеллектуальными предлогами: мне лень сейчас. Это совсем маленькая букашка. Может быть, она сама выберется наружу. Это не возле кухни. Может быть, кто-нибудь еще убьет ее потом. Мои эмоции начали проникать в мои мысли.

За несколько недель мое чувство соединенности с насекомыми постепенно выросло. Я все еще убивал их, если кто-нибудь из семьи замечал их и просил меня предпринять меры. Но я достиг того, что совсем перестал убивать насекомых, если был один. Однажды я заметил паука в туалете у своего кабинета, который никто кроме меня не использует, и я сказал пауку: «Не бойся, паучок. Я не причиню тебе вреда. Ты здесь в безопасности». Я стал думать о пауке как о своем домашнем любимце.

Я начал сознательно работать с этими эмоциями, меняя свое отношение к насекомым. Я пришел к выводу, что они точно так же заслуживают того, чтобы существовать, как и я сам. Я нашел подтверждение тому, что несколько насекомых у моего дома никак не повредят мне. Наконец, я понял, что нет насущной необходимости убивать их. Я преодолел установки, данные мне, когда я был подростком, и восстановил связь со своими истинными чувствами.

В итоге я не мог заставить себя убивать насекомых даже в присутствии своей семьи. Недавно я услышал, как наша домработница говорила Эрин, что она замечает гораздо больше насекомых вокруг нашего дома. Я засмеялся про себя - это потому, что я перестал убивать их! Я давно не опрыскивал вокруг дома.

Теперь я даже стал отговаривать свою семью от того, чтобы убивать насекомых. Они, похоже, не испытывают тех же ощущений, что и я, особенно Эрин, которая боится некоторых из них - но я предложил им подумать о насекомых как о наших маленьких домашних любимцах.

Дружок паучок

В этот самый момент паук ползет вниз по моему окну. Я сказал ему: «Привет, паучок. Надеюсь, у тебя сегодня хороший день». Я думаю о нем как о своем маленьком друге. Мне даже в голову не приходит оборвать его жизнь. Мне хорошо от того, что я знаю, что в моем присутствии он в безопасности. Мне нравится, что он может провести этот день в кабинете у меня дома, не боясь насилия. Возможно, он даже на каком-то уровне ощущает мои чувства по отношению к нему. Я с радостью смотрю, как он плетет паутину на окнах и живет своей жизнью.

Очевидно, я могу случайно причинить вред насекомым, но теперь даже когда я иду по тротуару, я стараюсь замечать их, так, чтобы на них не наступить. В той степени, в которой я могу сознательно делать такой выбор, я предпочитаю не вредить им.

Единство

Четвертая глава моей книги рассказывает о принципе единства, сочетании честности и любви. Как я писал в книге, мне было сложно следовать этому принципу, но, по моим ощущениям, за прошедшие несколько недель я начал жить в гораздо более полном согласии с ним. Научиться смотреть на любую жизнь, не только нашу человеческую, как на священную было огромной частью этого пути.

Я должен задать себе вопрос, как изменение питания могло привести к таким изменениям в мыслях, чувствах и образе действий. Думаю, правда состоит в том, что эти ощущения всегда присутствовали, но были похоронены в моем теле под грудой токсинов. Когда я очистил свое питание, эти эмоциональные сигналы стали четче и яснее. Я уже не мог пропускать их мимо внимания как фоновый шум.

Пробуждение сочувствия к насекомым – это только одно изменение среди многих. Я также чувствую большую связь с другими людьми, и я чувствую, что как никогда сосредоточен на своей жизненной цели. Это чувство соединенности побудило меня больше общаться и быть больше на связи. Для начала я создал страницу в Twitter, так что могу делиться небольшими информационными сообщениями даже тогда, когда у меня нет времени на целую статью в блоге. До сих пор я написал там 224 обновления. Я также зарегистрировался на Facebook и за первую неделю подтвердил более 1000 запросов на добавление в друзья. Я сделал все это не из соображений маркетинга или бизнеса. Я сделал все это, потому что естественным образом чувствую большую взаимосвязь с людьми, и эти действия просто возникают из этого чувства.

Похоже, я наконец начинаю открывать, как это чувствовать себя человеком - может быть, впервые в жизни. Все эти годы я ел пищу, обработанную или приготовленную на огне, и не знал, что теряю. Сигналы интуиции и эмоций были слишком тонкими, чтобы я мог их обработать. Клетки моего тела не функционировали в соответствии со своим предназначением, потому что у них не было подходящего топлива. Я травил себя пищей и притуплял эмоции, потому что не был готов иметь дела с последствиями.

Эти изменения сделали действительно сложным оправдать возвращение к обработанной на огне еде. По-моему, это было бы то же самое, что воспользоваться лекарством, которое бы все время притупляло ощущения. Я чувствую, что потерял бы себя, если бы вернулся к прежнему. Непросто иметь дело со всеми этими «сыроедческими эмоциями». Но меня бросает в дрожь при мысли о том, чтобы потерять все то, что я от них приобрел. Уверен, что впереди у меня еще гораздо больше работы, но думаю, я наконец достиг того момента на пути моего роста, где готов справиться с ней.

Готов поспорить, что даже если вы предпочитаете убивать насекомых или способствовать жестокому обращению с животными, в глубине души вы испытываете чувство сострадания ко всем живым существам. Какая-то часть вас посылает сигнал о том, что, по-вашему, это неправильно колоть им химию, держать их в клетках, и убивать только для того, чтобы удовлетворить вкусовые сосочки в вашем рту. Но этот сигнал может быть так тонок, что вы пропускаете его мимо внимания. Вы отделяетесь от своего сердца и застреваете в голове, где проще оправдать свои действия.

То, чего вы, возможно, не понимаете, – это что вы не можете разорвать связь с сердцем по определенному плану. Скорее это работает по принципу все или ничего. Когда вы отключаетесь от части сигналов, вы теряете связь со всеми эмоциями и интуицией, в том числе чувством соединенности с другими людьми, уверенностью в своей жизненной цели и способностью быть радостными и счастливыми. Когда вы теряете связь со своим сердцем, включая сигналы, которые оно посылает насчет мельчайших из живых существ, вы неизменно страдаете от этого. Вы становитесь немного меньше человеком.

Когда вы видите вблизи лошадь, готов спорить, что какая-то часть вас чувствует свою соединенность с ней. На каком-то уровне вы способны почувствовать, что вы не выше ее. Вы оба равнозначные и одинаково прекрасные выражения сознания. Свести это прекрасное животное до уровня просто скота значит стать скотом самому.

Хочу добавить, что в любом случае не осуждаю вас. Я просто делюсь тем, что испытываю. Зависит от вас, решите ли вы, что в этом содержится какая-то истинность для вас. Совершенно нормально видеть, что что-то приходит к вам и не чувствовать себя готовым к этому. Я провел так многие годы. Просто начните слушать эмоциональные сигналы, которые все же проявляются в вашей жизни, неважно, насколько они тонки, и понаблюдайте, как вы поступаете с ними. Настраиваетесь ли вы на них и сознательно обрабатываете или поворачиваетесь к ним спиной и заглушаете их едой, развлечениями, отвлекаете свое внимание каким-то другим способом? Управляете ли вы сознательно своей эмоциональной жизнью или становитесь ее бессознательной жертвой?

Может быть, причина того, что на этой планете так много насекомых, в том, что нам нужно многому у них научиться? Может быть, они продолжают возникать в нашей жизни, потому что мы их не очень хорошо слушаем.

Мой приятель-паук, кажется, пристально смотрит на меня. Интересно, о чем он думает...

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить